+7 (8332) 25-05-51
toa111@mail.ru
Киров
Горького, 28
6.00-10.00(утра)
ежедневно
без выходных

Зверская работа

1 апреля 2010
Зверская работа

Валерий Соболев – заслуженный ветеринарный врач РФ. Он побывал не в одном десятке стран и вылечил не одну сотню зверушек. Сегодня Валерий Анатольевич делится своими «звериными» историями с читателями газеты «Репортеръ».

Валерий Соболев уже много лет работает в Кировском цирке. А в последние годы его коллегой стал и его сын Александр, который, по словам Валерия Анатольевича, в цирке и рядом с животными был «с пеленок».

Семья «айболитов»

Профессия ветеринарный врач - это, можно так выразиться, семейная традиция. «В нашей семье пять поколений ветеринаров, - рассказывает Валерий Анатольевич, - а специалистов по ветеринарии - около 40. Моя дочь Лена и сын Александр тоже ветврачи». «У меня не было выбора, - смеется Александр, - кроме как стать ветеринаром. Ну а если серьезно, то я с самого раннего детства находился вместе с отцом на работе в цирке, среди животных. Наверное, это и повлияло на выбор профессии. И еще, конечно же, преемственность поколений. Я лечу животных уже лет 11. Это если считать и время, когда у меня еще не было диплома ветврача и вообще я еще учился в школе. А дипломированный врач я уже 6 лет. Но несмотря на десятилетнюю практику, считаю, что мне еще очень многому нужно научиться».

С животными договориться проще

Александр рассказал, что для него проще работать с животными, чем с людьми. «Конечно, у меня возникала мысль стать «человечьим» доктором, но любовь к животным победила, - говорит Александр. - К тому же работать с животными проще, потому что в отличие о людей они не ставят сами себе диагнозы и не занимаются самолечением. Да, и еще животные не дают советов, как правильно и лучше, по их мнению, их нужно лечить». «Как-то Саша прочитал, что хорошим ветеринаром может стать тот, у кого есть генетическая или сигнальная ответственность, - продолжает рассказ Валерий Анатольевич. - Так вот, у Саши сразу две таких наследственности: он - пятое поколение ветеринаров и с раннего детства находился со мной на работе и видел, как я лечу животных. Да и сам помогал мне при операциях еще учась в начальной школе».

Уложить слона и удержать тигра

Валерий Анатольевич о своей работе и «хвостатых и зубастых» пациентах готов рассказывать часами. «В моей работе все случаи особенные и запоминающиеся, - говорит Соболев. - Сейчас вот определяем на УЗИ тюлениху: есть подозрение, что она скоро станет мамой. А УЗИ покажет стоит ли ее транспортировать на следующие гастроли в другой город или лучше подождать, пока она разродится. Роды в дороге - очень хлопотное и небезопасное мероприятие».

За время работы ветеринаром Валерий Соболев сумел вылечить не одну сотню самых разных зверей. Слоны, тигры, медведи, питоны, игуаны, не говоря уже про собак и кошек, - все они его пациенты и сына Александра. «Как-то делали операцию трем пантерам: у них было страшное воспаление матки, - вспоминает Валерий Анатольевич. - Еще оперировали игуану - был сломан позвоночник. После операции позвоночник сросся и рептилия пошла на поправку. Лечили морских котиков, крокодилов, змей... В Казани, к примеру, оперировали питона: у него была опухоль на позвоночнике. А в Красноярске как-то раз делали операцию зебре. Мы практикуем не только в Кирове, но и ездим по всей России и за рубеж. В среднем объезжаем 18 городов в год». Валерий Соболев рассказал, что к каждому зверю нужен свой подход. Главное - предупредить животное, не напугать его. А вот «договориться» удается далеко не каждому «айболиту». Но у Соболева, как отмечают практически все без исключения дрессировщики, это получается отлично.

Кстати, при входе ветеринара в клетку к очередному пациенту (будь то медведь, тигр или обезьяна) дрессировщик не всегда находится рядом с врачом. Кто-то проводит все время лечения рядом с подопечным, а кто-то, наоборот, старается, чтобы зверь не видел его, поскольку от не всегда приятных манипуляций ветеринара зверь может потерять доверие к дрессировщику, так как решит, что тот с «мучителем» заодно. «Как-то мы оперировали льва. У него была опухоль на лапе. Ее мы удалили, стали зашивать лапу... и тут дрессировщик решил, что льва уже можно отключить от наркоза, поскольку тот все равно не проснется в ближайшее время. А лев, видимо, очень быстро отошел от всего этого. Я ему еще лапу зашиваю, а он другой как махнет!.. Все инструменты на пол полетели, тут же все кинулись на этого льва, чтобы он не вскочил с недоделанным швом. Дрессировщик и мои помощники держали зверюгу, а я в это время дошивал ему лапу. Хорошо что мне оставалось сделать буквально пару стежков...», - вспоминает Валерий Анатольевич. - Еще был случай, когда мы пытались уложить слона. Нам нужно было, чтобы он лег для операции. А упрямая животина ни в какую не хотела ложиться. В итоге мы все-таки его одолели и прооперировали».

Птичку жалко

«Пару недель назад женщина принесла мне снегиря. Говорит, что нашла его на улице. У птицы был сильный ушиб крыла, оно просто болталось само по себе. Женщина сказала, что жалко птицу - погибает снегирь. Взял я этого снегиря, полечил, выходил. Сейчас вот птица поправилась, ее можно выпускать на волю. Женщина эта позвонила, узнала, что снегирь поправился, обрадовалась», - улыбается Соболев.

«Как-то пришел мужчина, принес хомяка. Говорит, что умирает, а он к нему очень привязался. Попросил сделать что-нибудь, спасти. Я спрашиваю: сколько лет хомяку? Оказалось, что около 4-х лет. А хомяки вообще столько не живут. Их удел - два-три года. Так я и не смог помочь тому мужчине. Я же доктор, а не волшебник. И сколько лет жизни отпущено какому-то животному, то продлить его года не в силах даже очень талантливый ветврач», - с сожалением говорит Валерий Анатольевич.

Источник: газета «Репортеръ» http://job.newsler.ru/rabota/2010/04/01/sobolev